Читайте наши блоги на площадках TJ, Spark, VC

Мы общаемся с десятками социальных предпринимателей — и рассказываем об этом в блогах на площадках TJ, Spark, VC. Лопата и инновацииРассказывает исполнительный директор Центра СОЛь Жюльнар Асфари. «Если для решения социальной проблемы нужна лопата, то нужно взять лопату, а не придумывать “инновации”», — поделилась со мной своим пониманием вопроса Елена Мартынова, сооснователь платформы Everland, создающей возможности для людей, которые по той или иной причине ограничены в возможностях. Вот такая игра слов…Как бизнес помогает фондам, и что это даёт детямРассказывает менеджер образовательных проектов Центра СОЛь Евгения Дегтярева.Как поделилась Алена Мешкова, директор Фонда Константина Хабенского, сектор НКО развивается и способы взаимодействия с бизнесом тоже меняются.Разговор с Григорием СвердлинымГоворит исполнительный директор Центра СОЛь Жюльнар Асфари.Разговор с Григорием Свердлиным подвиг меня посмотреть на проблему людей, оказавшихся без определенного места жительства, через призму своевременности, оказываемой поддержки.Чем дольше человек находится вне социума, на улице, тем сложнее и дороже его вернуть. Или помочь ему вернуться к себе... К вере в собственные силы и возможности. Вот такой простой показатель эффективности — снижение срока, в течение которого тот, кто из-за конфликтов и обмана, потери работы или здоровья, снова найдет себе крышу над головой.В Питере запустят утилизацию мягкой мебелиВ Питере чего только нет — а скоро будет запущена даже утилизация мягкой мебели (если вы когда-либо выбрасывали диван, то знаете, о чём мы).Рассказывает менеджер по коммуникации Наташа Полетаева.Бабушка в роли матрёшкиСоциальный бизнес напоминает матрешку. Вот и Наталия Линькова говорит о своем проекте «Бабушка на час», как будто открывая матрешки одну за одной. «Мы — про поддержку людей старшего возраста, которые еще недавно были востребованы и нужны, но оказались на пенсии и как будто не при делах. Они не реализуются и не чувствуют себя счастливыми».Рассказывает менеджер образовательных проектов Центра СОЛь Евгения Дегтярева.Что такое empowerment?Рассказывает Жюльнар Асфари.Есть такое слово в английском языке «empowerment» — расширение прав и возможностей, или предоставление самостоятельности.Вот и в разговоре с Натальей Бенеславской, руководителем по устойчивому развитию ИКЕА, я в очередной раз вдохновилась тем, как empowerment (стратегия ИКЕА в части КСО) расширяет права и возможности не только тех групп, на которых направлена стратегия компании, но и расходящимися кругами взаимодействия делает сильнее всех нас.Найти в себе фандрайзераАнастасию Ложкину помнят на рынке как лидера фонда «Арифметика добра», хотя она уже год как занимается своими проектами. В «Арифметике» Анастасии легко удавалось выстраивать партнерство со многими бизнесами. В чем секрет?Рассказывает координатор Конкурса СОЛь Алексей Маслов.Как социальному предпринимателю удачно «прыгать на хвост»Проект Ольги Жевлаковой «Бережки. Особенные мастерские» трудоустроил более 20-ти человек с различными ОВЗ. Причем здесь схема квотирования рабочих мест?Рассказывает координатор Конкурса СОЛь Алексей Маслов.Сила маленьких шаговЭксперты проекта «Я тебя слышу» поддерживают семьи с детьми с нарушенным слухом, предоставляют доступ к реабилитации после слухопротезирования, развивают культуру жестового языка, привлекают внимание общества к проблемам людей с нарушенным слухом, занимаются вопросами инклюзивного образования.Алексей Маслов поговорил с Аллой Маллабиу.Ольга Рябова — как понять формулу счастья?Ольга Рябова — импакт-инвестор, независимый эксперт, человек с колоссальным опытом в бизнесе. Центр СОЛь спросил ее о том, стоит ли ставить перед собой цели — и если да, то какие?Лет пять назад одна из крупных консалтинговых фирм провела исследование на тему: что такое счастливый человек? Респондентов во всем мире спрашивали — кого из людей вы можете назвать счастливым? Проект РОСТ: как масштабировать обучение в детских домахВовлечься в образование детям — сложно, а в детских домах и интернатах эта проблема стоит особенно остро. Еще более остро она стоит в детских домах, расположенных не в областных центрах, а на периферии, где и специалистов не хватает, и куда не всякий благотворитель и волонтер доберутся. И еще более острой она становится для воспитанников коррекционных школ, когда образование выпускника-девятиклассника находится на уровне 6-го класса обычной школы (и этого недостаточно, чтобы попасть в колледж и получить профессию). Алексей Маслов рассказывает о проекте Алексея Свахина.