Публикации

Словно снежный ком: как искать объекты для импакт-инвестиций

Оригинал статьи — по ссылке.


Время пандемии принесло человечеству обстоятельства, которые сделали нас внимательнее к себе, близким и общему дому, в котором мы живем. Каждый в меру своего восприятия, оказавшись в условиях, слабо поддающихся личному контролю, может реально оценить эту невидимую силу взаимосвязи.  


Неудивительно, что тема импакт-инвестирования (инвестиций преобразующего воздействия) всё чаще появляется в поле общественных дискуссий и деятельности многих инвесторов.


Даже если ты не думаешь об импакт-подходе, ты все равно являешься его частью. Импакт-инвестиции — та же игра в приумножение богатства, если трактовать богатство немного шире. Но ведется эта игра не только на денежном поле. 

Например, люди, которые играют в эту игру, видят свой двор и делают его лучше. И не просто делают, а придумали, как с помощью каких-то механик всегда делать двор лучше. Не только делают это сами, но и привлекают соратников, которые будут работать, зарабатывать и тоже менять облик двора к лучшему. 


У меня нет задачи или миссии пытаться повернуть всех к изменениям в чем-то большом и целом — можно начать с того, что находится рядом. Перемены будут происходить во всех микромоделях, начиная от себя лично и своего двора — и заканчивая, как минимум, своей семьей.


Я не думаю, что импакт — это что-то совсем новое. Люди, которые инвестируют, вкладывают деньги куда-то потому, что им нравится, что делает компания, какие перемены она приносит в мир. В целом это — разговор про смыслы. Как только человек перестает быть удовлетворен банальным зарабатыванием денег, начинают появляться новые смыслы и вслед за ними — импакт-инвестирование. 


Лет 12 назад у меня начался период, связанный с поиском смыслов. Когда ты зарабатываешь много и уже заработал больше, чем можешь потратить, ты понимаешь, что это путь «в никуда». По сути, ты просто крадешь время у себя и своих близких, работая на абстрактные цифры или все более дорогие и все менее нужные игрушки. 


Дальше ты просто спрашиваешь себя: зачем ты продолжаешь это делать? В поиске ответа на этот вопрос я пришёл к импакт-инвестированию, а в качестве основной для себя темы выбрал образование. Я сам постоянно учусь, каждый год выбирая программы в различных бизнес-школах (и не только новые территории познания). Я считаю, что образование — это локомотив для инновационных, креативных индустрий, операционного управления бизнесов, которое, как следствие, закладывает мощный импульс для развития экономики и общества. 


Как инвестору мне всегда было важно находить и поддерживать устойчивые решения, а там, где их нет, участвовать в их создании. Так в 2014 году появился Центр содействия инновациям в обществе СОЛь, создание которого я поддержал, чтобы развивать экосистему социальных инноваций (важным рычагом которых являются импакт-инвестиции).

Например, возьмем формат исследований, которыми занимается центр (картирование методом «снежного кома»). Картируя экосистемы, которые пока не имеют четко описанных правил, следуя за рекомендациями самих участников экосистем, мы получаем автопортрет участников рынка и отношений между ними в определенный момент времени.


Что такое картирование методом «снежного кома»?
Карта лидеров — это проект-исследование по сбору, обработке и представлению информации о лидерах в различных областях и сферах деятельности. 
Суть «снежного кома» заключается в том, что в рамках интервью респонденты рекомендуют тех, кого ещё надо проинтервьюировать, расширяя выборку опроса в своей сфере. Метод «снежного кома» удобен для построения картины социальных связей в сообществе, где их нелегко выявить другими методами, потому что они  постоянно развиваются и изменяются. 

Разные люди, идеи, проекты пересекаются, формируя живую ткань общества. Невозможно определить заранее, какой именно рисунок появится на этой ткани. Но в каждом сообществе есть люди, которые оказывают большое влияние на этот рисунок. Они связывают несвязанные элементы сообщества, задают повестку для дискуссий и даже подсказывают идеи новых совместных проектов. 

Первоначальная выборка лидеров осуществляется на основе экспертизы Центра СОЛь и партнеров исследований, которыми в свое время выступали МШУ Сколково и Фонд «Друзья».


***

Интересно видеть в одной экосистеме Карты лидеров инноваций в образовании руководителя направления «Развитие IT-образования» школы КРОК Надежду Янушкевич и учительницу средней школы из Петербурга Елену Воронину, которая ведет блог по русскому языку для учеников «Оно вам надо!». Интересно наблюдать, как и с помощью каких связей они связаны между собой.


Их волнуют четыре общие проблемы — консерватизм учителей, ментальные барьеры у педагогов, непонимание школой важности дополнительного образования и нехватка времени лидера для реализации задуманного.


Без карты мы не смогли бы понять, что действительно важно для многих представителей сферы образования и определить вектор необходимых изменений.

В том числе, карта помогает увидеть — что общего между Верой Костылевой, которая занимается приютом для людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации в Архангельской области, и Рубеном Варданяном, который не нуждается в представлении аудитории журнала Forbes (помимо того, что оба они — участники Карты лидеров изменений в социальной сфере Соц-Чейн). И Вера, и Рубен, каждый на своем уровне, стремятся развивать третий сектор и считают, что лидер — это тот, кто обладает видением и миссией, чтобы осуществить системное изменение. 


***

Казалось бы, какой смысл в подобном картировании? И какое это имеет отношение к импакт-инвестированию? Но оказалось, что найти действительно «заряженных» смыслами создателей проектов без понимания кто и что их окружает, практически невозможно. Это пригодится для того, чтобы решить самую серьезную задачу в сфере образования, выявленную в ходе картирования — патернализм. Лекарством от него является осознанный выбор, и все портфельные компании, в которые я инвестирую, работают в этой среде (полный список компаний можно посмотреть здесь).


На основании информации, полученной в ходе картирования, лично я могу принять решение, в какие смыслы готов инвестировать — и разделить импакт-портфель и венчурный портфель. Но можно ли этот подход распространить на других инвесторов?

Конечно, можно сделать это модой или новой нормой. Это понятное желание — придать чему-то определенную форму. Я не большой сторонник таких подходов, хотя, наверное, можно сделать импакт-инвестиции модными, поддерживая их в публичной плоскости. 

Но норма предполагает определенный регламент, а мне кажется, что импакт-инвестиции должны идти «от сердца». Заставить большинство людей действовать «от сердца» невозможно. Чем больше заставлять, тем меньше будет «от сердца», и больше — от головы.


В следующей колонке я готов рассказать — чем интересно и чем отличается портфельное управление импакт-инвестициями от венчурного на примере проектов, в которые я инвестирую.

Просвещение