Публикации

Зачем изучать теорию сложности?

«Все сложно» — это не только статус в соцсетях, но обычное состояние современного мира. Как во всём разобраться, рассказывает профессор Лондонской школы экономики Дункан Грин. А как у нас? Комментирует Иван Кухнин, партнёр Департамента управления рисками компании Deloitte, руководитель группы услуг в области устойчивого развития.

Оригинал статьи опубликован на сайте проекта «Репортёр».

1. Насколько сложны проблемы развития?

Бесспорно, многие проблемы, задачи и области деятельности требуют комплексного подхода. К примеру, в своей нобелевской речи экономист Элинор Остром подчеркнула его важность в управлении природными ресурсами и посвятила несколько лет тому, чтобы заложить прочный академический фундамент для будущих исследований сложных систем.

С практической точки зрения, проблемы управления и организационных изменений проявляют черты, характерные для беспорядочных, непредсказуемых и адаптивных систем. 

С другой стороны, не все проблемы, с которыми приходится сталкиваться в работе над устойчивым развитием, являются комплексными. По словам Чарльза Кенни из Центра глобального развития, несмотря на то, что успех многих проектов по устойчивому развитию спорен и сильно зависит от окружающей обстановки, существует несколько государственных инвестиций и отложенных в институциональной памяти компетенций, о положительном влиянии которых на развитие страны можно говорить с уверенностью.

Итак, являются ли проблемы устойчивого развития комплексными? Да, но только некоторые из них. Хотя одни виды проблем могут оказаться сложными с большей вероятностью, чем другие, каждый случай стоит рассматривать отдельно.

2. Что хотят сказать, когда говорят о сложности проблем устойчивого развития?

Комплексные проблемы сродни проблемам экономики, экологии или антропологии. Комплексный подход работает как особая призма, как особый вид междисциплинарной академической и практической работы, который сам по себе можно назвать «наукой», или выделить как особое направление в пределах уже существующих дисциплин.

Назвать проблему «комплексной» — значит сказать, что разобраться в некоторых ее важных аспектах проще всего при помощи комплексного подхода, и что помочь в ее решении могут методики интерпретации и прогнозирования, основанные на теоретических знаниях и эмпирических данных. 

Например, при анализе социальных сетей используют теорию сетей в целом и практические результаты их существования в обществе (для освещения, объяснения и предсказания определенных типов явлений и поведения). Однако порой проблемы называют «комплексными», или просто «сложными», только чтобы оправдать свое бездействие или неудачу. Комплексные и трудноразрешимые проблемы имеют нечто общее, но это не одно и то же.

3. Нужно ли учитывать сложность проблем устойчивого развития?

Одним словом, да. В решении комплексных проблем трудно применять привычные инструменты государственной политики и управления. Независимо от того, какое определение сложности мы дадим, значимость комплексного подхода сводится к решению одной или максимум трех перечисленных ниже проблем.

       1. Распределенный потенциал: знания и ресурсы, необходимые для решения проблем, распределены между участниками без прочных формализованных институциональных связей между ними.

       2. Расходящиеся цели: многие проблемы возникают по причине несовпадения интересов, взаимоисключающих предпосылок или противоречащих друг другу целей.

       3. Неопределенная траектория изменений: если неясно, как достичь поставленной в данных обстоятельствах цели, или процессами изменений движут значительные, непредсказуемые силы.

Мысль эта не нова: неопределенность и разобщенность всегда являются главными признаками сложности. За пределами науки о сложных системах эти термины использовались для классификации различных типов политических проблем.

Третья проблема  — распределенного потенциала — часто рассматривается обособленно или как следствие двух других, хотя на самом деле отражает важную тему, поднятую во многих работах по общей теории систем, сложным адаптивным системам и т.п.

4. Почему это важно? И насколько?

Комплексные проблемы обесценивают значительную часть нашего инструментария. Во многих случаях привычные нам инструменты осуществления социальной политики, проектной деятельности и администрирования (всё то, что мы понимаем под импактом, или социальным воздействием) основаны на идеях централизованных ресурсов, согласованных целей и относительно четкой и устойчивой траектории
изменения. Применение этих инструментов в решении комплексной проблемы обычно приводит к одной из двух ситуаций: формальные системы либо становятся бессмысленными «упражнениями для галочки», либо активно препятствуют достижению целей, вынуждая отталкиваться от ошибочных стимулов. 

Свидетельства тому можно увидеть в многочисленных исследованиях логических структур или в общей оценке ООН, ориентированной на достижении конкретных результатов типа управления, и которая не нашла весомых аргументов в пользу такой системы руководства (притом что финансирования она требует немалого). Обе ситуации возникают в результате столкновения развития и противящейся ему бюрократии, когда осуществление процесса приостанавливается в силу завышенных требований со стороны руководства.

Трудно оценить, насколько это важно. Разве что частично, если рассчитать непосредственные затраты на неудачные реформы как прямые убытки. Однако оценить весь общесистемный потенциал, упущенный из-за отсутствия подходящих инструментов, невозможно. Оправдать необходимость новой модели управления всегда непросто. Конечно, процесс внедрения новых идей в социальную политику и проектную деятельность должен быть обоснован наличием конкретных проблем в уже существующих системах, но требуется также и некоторая доля «веры», чтобы принять новый подход.

Комментирует статью Иван Кухнин, партнёр Департамента управления рисками компании Deloitte, руководитель группы услуг в области устойчивого развития.

— Внедрение принципов устойчивого развития — это, действительно, комплексная задача. Ожидается, что принципы должны стать частью всех ключевых бизнес-процессов компании, сотрудники вне зависимости от типа деятельности и должности должны быть погружены в контекст повестки устойчивого развития.

Когда компания начинает работу по интеграции принципов устойчивого развития в бизнес-процессы, то возникает необходимость налаживать взаимодействие и диалог между различными заинтересованными сторонами, погружать всех участников в единое информационное поле, чтобы устойчивое развитие действительно стало ДНК компании.

Зачастую такое взаимодействие сопровождается неким конфликтов интересов и необходимостью соотносить расходящиеся цели. В таком случае стратегия и целевые показатели в области устойчивого развития, интегрированные в общую стратегию бизнеса, могут стать фундаментом для успешного разрешения противоречий

На повестку устойчивого развития влияют как внешние, так и внутренние факторы. Например, внешний фактор изменения климата — на необходимость бизнесу оценивать свои климатические риски и их соотношение с финансовыми показателями. Или развитие практик устойчивого развития внутри одной компании может влиять на деятельность отрасли в целом. Поэтому возникает необходимость постоянно отслеживает как внутренний, так и внешний контекст и уметь быстро реагировать в такой ситуации неопределенности.

Суммируя вышесказанное, хотелось бы сказать, что восприятие повестки устойчивого развития как на комплексной системы и умение с ней работать — это важный и актуальный навык для всех, кто занимается этой темой. Мы в «Делойте» также развиваем свое управление повесткой устойчивого развития, и на собственном опыте могу отметить, что этот процесс требует систематического подхода для выстраивания взаимодействия между различными внутренними департаментами, реагирования как на международный, так и наш страновой контекст и т. д.



Об авторе: Дункан Грин — стратегический консультант международной организации по борьбе с бедностью Oxfam GB, автор книг, профессор Лондонской школы экономики.

Оригинал статьи — по ссылке.

Перевод: Никита Богомолов (инклюзивный проект Everland) по заказу
Центра содействия инновациям в обществе СОЛь.

Лаборатория системных практик «Поле» — совместный проект Центра содействия инновациям в обществе СОЛь и MitOst e.V. при поддержке Федерального министерства иностранных дел Германии.


Лаборатория «Поле»