Публикации

Светлана Налепова: работать и развиваться надо вместе с детьми!

Светлана Налепова — социальный предприниматель, общественный деятель и мама четырех детей в возрасте от 20-ти до 4-х лет. Возможно, ее опыт поможет вам ответить на вопрос: как мотивировать ребенка и приохотить его к делам по дому.

Оригинал материала опубликован на сайте Mel.fm

Светлана — финалист Конкурса СОЛь, конкурса лидеров социальных инноваций. Она — основатель мастерских «Серебряные года», вовлекающих пожилых людей в творческую и трудовую активность с возможностью дополнительного заработка.

Прочитать подобнее о деятельности Светланы вы можете по ссылке. Как приз Конкурса СОЛь она получила обучение на программе Ashoka Visionary Program (Вена, Австрия), вместе с десятками социальных предпринимателей со всего мира. Это инициатива международной некоммерческой организации «Ашока», которая уже 40 лет выявляет и поддерживает лидеров социальных инноваций в 92-х странах мира.

— Светлана, вы — мама четырех детей и руководитель нескольких организаций. Что для вас важнее?

— Наверное, я — человек, который постоянно находится в режиме мультипроектности.  Действительно, я руководитель не одной проектной команды, и при этом мне нужно удерживать фокус семьи, где каждый член, это не просто проект, это целая вселенная!  Не то что для меня это сложно, скорее, это гармоничная задача сохранения ресурсности. Я не пытаюсь делить семью и работу. 

Я сама из многодетной семьи, и свою большую семью тоже хотела с детства. Развитие и движение, создание проектов, которые делают жизнь вокруг лучше — это такой вызов улучшения будущего для моих детей и будущих внуков. А также дань миру за мою большую семью, за возможность помогать и способность реализовать, которые даны свыше.

— У вас неожиданное для женщины образование — кибернетика…

— Я окончила физико-математический класс. А потом поступила в Иркутский университет (выбор был между кибернетикой и лингвистикой).

Я выбрала специальность ЭВМ — мне еще в детстве снилось, что я веду космический корабль и гордо что-то набираю на клавиатуре, вся в технологиях, даже фантастические рассказы писала о космических кораблях! Компьютер, конечно, не космический корабль, но получается, что в институт я пошла исполнять свою мечту, и там познакомилась с мужем.

Он ходил в шарфике, часто болел, мне так хотелось ему помочь... При этом он был самый умный и всем помогал! Сейчас мы смеемся: однажды у меня брали интервью и я сказала, что выбрала самого коммуникабельного и умного кибернетика и вышла за него замуж! Это, конечно, шутка.

А еще как-то раз мне сказали, что я хорошо понимаю и принимаю общение через заботу и мудрость. Наверное, так и есть.

— Вы сразу решили, что у вас будет большая семья?

— Да, с самого начала, договорились фактически! Планово, кибернетики же! Правда, планировали троих деток, но получилось у нас четверо, мальчик и три девочки... Хотели еще братика. 

Старшему уже 20, он уже не ребенок, уже «на вылете из гнезда». А девочкам — 13 лет, 7 лет, младшей 4 года. Когда родилась маленькая, я остановила все командировки, старалась до её 2-х лет никуда не ездить. И сегодня стараюсь в длинные командировки по возможности не уезжать.

— Какой у вас любимый семейный отдых?

— Мы всегда отдыхаем вместе. Пока у нас маленькие дети, поэтому отдыхаем на море. Но раньше много ездили и по Европе. Конечно, всегда много экскурсий, планируем заранее. Комбинируем из того, кому что нравится. Муж любит в горы сходить, в пустыню. Дети любят полениться, купаться в море, вкусно поесть. Поэтому я стараюсь выбирать отель, в котором «всё есть»: экстремальные горки для больших, комплексы для маленьких. Я люблю поплавать с детьми, почитать.  Отдельно мы, в принципе, не отдыхаем — и я вообще не понимаю, как это? Мне кажется, это драгоценное время надо тратить друг на друга.

— Вы не только отдыхаете вместе — дети помогают вам и в работе… Сегодня многие жалуются на то, что ребенка не заставишь ничего делать, как это у вас получается?

— Дети помогают в наших мастерских «Серебряные года» как волонтеры — когда у нас период отпусков; помогают на мероприятиях, на упаковке игрушек. Старшая дочка уже решила: в следующем году она получит паспорт и оформит трудовую книжку.
А что касается мотивации детей... В чем я вижу проблему? В том, что детям мы бесконечно даём просто так. Конечно, очень хочется побаловать и дать любви побольше. Но это бесконечный входной поток, мы сами его устроили. Однажды, когда я водила ребенка к психологу, он сказал, что я слишком люблю своих детей — нужно быть менее беспокойной. 

Пока ребенок маленький, объяснить ему что-то сложно. А когда он становится старше, это, как мне кажется, очень просто. Например, мы — многодетная семья, питание у нас в школе бесплатное. Поэтому карманных денег просто так я не даю. Ребята это знают и даже не обращаются по лишнему поводу. Дочка говорит: «Я готова поработать!».
Они знают, что у каждого из них есть свои обязанности. И вот деньги я даю как раз за выполнение этих закрепленных за каждым обязанностей (при условии, что они выполняются). Если дети что-то не делают со своей стороны, я не выполняю со своей. Такая у нас система (хотя некоторые могут посчитать меня жестокой).

Глядя на старших, даже малышка говорит: «Мама, я помогала убираться, я могу копейку получить?» (складывает их потихонечку в кошелечек). Выходит, она не просто у меня копейку попросила, а потому, что сделала что-то полезное.
Я считаю, что в семье должны быть обязанности. Многие возражают: ты неправильно делаешь, дети должны просто так делать работу по дому, а ты — просто так давать им деньги. Я отвечаю: у вас это работает, а у меня нет!

Ну, бывают, конечно, моменты, когда я вижу, что у старшей дочки, допустим, большая загрузка (она у нас очень организованная, я ее называю «вторая мама»). Если я в командировке, она полностью отвечает за семью — я перечисляю ей на карточку деньги, она покупает продукты. И сама ходит, отслеживает, чего не хватает, потом покупает, всех кормит.

— Вам не высказывали претензии, что у ваших детей «нет детства»?

— У них как раз есть детство, в отличие от многих! Домашние обязанности не занимают так уж много времени. Мы не гоняем детей по огромному количеству кружков, а выбираем вместе с ними определенный маршрут, по которому ребята движутся и развиваются. Например, нам предстоит подготовка к ГИА, и я сразу говорю: Ангелина, для подготовки к ГИА и ЕГЭ нужно два года! Математически так подхожу (и уже проверяла это на своих же детях). Для Саши математика вообще была страшной вещью — и нам понадобилось два года, чтобы подтянуть знания (он по натуре гуманитарий, и очень по-мужски ленивый). Мне кричали: Света, найди связи, купи диплом, не издевайся над ребенком! Я сказала: «Нет!». Я лучше заплачу репетитору, ребенок будет напрягаться, работать, но это будет его достижение.

— Давайте сейчас перейдем к тому, как учатся не только дети, но и мама. Вам предстоит очень серьезный вызов — обучение на программе Ashoka Visionary Program на английском языке для социальных предпринимателей, которое вы получили как финалист Конкурса СОЛь. Чего вы от него ожидаете?

— Я ожидаю получить удовольствие! На самом деле — мне всегда всё очень любопытно. Любопытен опыт развития социального предпринимательства, потому что я системно этим увлечена (очень сильно, на федеральном уровне). И очень хочется, чтобы этот сектор в России развивался. Я знаю, что могу внести в это свой вклад, и какие-то вещи у меня уже получались — от законодательных предложений до каких-то прямых действий в разных регионах.

Мне интересно, как решаются проблемы в регионах при участии социальных предпринимателей, мы сотрудничаем со многими предпринимателями в комитетах и федеральной комиссии «ОПОРЫ РОССИИ», сейчас там больше 40 региональных комитетов по социальному предпринимательству. Мы знаем, где, что происходит системно, какие проблемы в развитии этого сектора в стране. Знаем, как было, как стало и как (теоретически) будет в перспективе. В этой связи мне интересно, по какому маршруту развития идут другие страны. Своим будущим товарищам по учебе я могу рассказать, как обстоят дела в России (и обязательно расскажу), но также я хочу знать, каким путем идут другие. Надеюсь, узнаю что-то интересное!

Сейчас взаимодействие социального предпринимательства и государства в России находится на этапе становления. В других странах тоже сталкивались с этой проблемой. Интересно, как они преодолели сложности, и, в результате, пришли к тому, к чему пришли.

— Как вам кажется, какой инструмент лучше всего работает в социальном предпринимательстве — вы как структурный человек думали на эту тему?

— На мой взгляд, с точки самого предпринимательства работает только система компетентного сопровождения. Наставничество, включение на каждом этапе того контактного ресурса, который нужен (как клиентоориентированный подход в поддержке).
Например, я провожу вебинар и рассказываю, какие механизмы необходимы для устойчивости, как сделать маркетинговый план, какие компенсационные механизмы понадобятся. Всё разжевала, прямо в рот положила: возьми бумагу, ручку, только держи, работай с этим. Это работает в краткосрочном периоде. 

Очень часто после вебинара человек уходит и говорит: я никогда в жизни такого не видел, спасибо большое! И ничего не происходит. 
А когда консультирую коллег, которые прошли многомесячные федеральные акселераторы по социальному предпринимательству, рассказываю им про «космические корабли», а приходится возвращаться к понятийному — для решения конкретной задачи сейчас, в краткосрочном периоде. Очень редко случается, когда лидер изменений действительно готов к масштабированию.

Предприниматель выходит и возвращается в свою прежнюю среду. Чаще всего не хватает ресурсов, человек находится «в ловушке руководителя», совмещает и дублирует своих сотрудников. В случае сопровождения вы потихонечку работаете с проектом, спрашиваете, как дела, советуете, на что обратить внимание, смещаете фокус. Человек сам должен пройти свой путь, ведь давно известно, что научить, на самом деле невозможно, не нужно вести за руку. Нужно просто поддерживать в моменте, здесь и сейчас, в идеале показывая свою историю успеха.

Я просто не верю, что вебинары так сильно могут поменять установки или принципы работы. Меняет кооперация, меняет именно сопровождение, наставничество. Раз в три месяца придет к тебе человек, и задаст вопрос — как дела? Так с нами, с конкурсантами, работает Центр СОЛь и, в частности, координатор конкурса Алексей Маслов. И я думаю — а что же я скажу ему через три месяца? Вроде такая ерунда, я вспомнила — и о тебе помнят. Но ты уже по-другому смотришь на то, что делаешь.

— Сейчас очень многие (и не только социальные предприниматели) жалуются на выгорание. Какую подсказку вы бы дали коллегам? На что стоит обратить внимание помимо классического «Соберись, тряпка!»? У вас есть свои секреты?

— Первое, нужно разобраться в себе — а не усталость ли это? Обычно помогает отпуск, полноценный отдых, где ты можешь реально отвлечься, побыть с близкими. Если ты возвращаешься и понимаешь, что всё по-прежнему, разберись — своим путем ли ты идешь, или не своим? Может, то, что ты делаешь, вообще не твое? За что еще я бьюсь с социальными предпринимателями — они могут подхватить какую-то модную тему, а внутреннего настроя на дело у них нет. Что-то делают, а энергия все время пропадает, и с каждым шагом они теряют энергию, теряют себя... Поэтому, когда мне говорят, «сейчас оформим субсидию и сделаем социальное предприятие», я говорю — так в социальном предпринимательстве не работает!

Не работает хотя бы потому, что, если ты заходишь в социальный проект, ты работаешь со сложной целевой аудиторией. Начинаешь верить в людей, а люди начинают верить в тебя. А если ты потом возьмешь их и бросишь — это как ребенка родить, а потом бросить в два года, в четыре, в пять... Если ты заходишь в социальный проект, важно, чтобы ты шел туда навсегда. А если не собираешься навсегда — лучше не ходи. Не гаси себя. В социальной сфере выгореть очень просто. Не мучай себя, и зря не давай надежду людям.

Подготовила Наташа Полетаева, Центр содействия инновациям в обществе СОЛь 

Конкурс СОЛь