Почему образование — драйвер социальных инвестиций

На образовательных проектах тестируются финансовые инструменты и инвестиции в социальную сферу — и все это является драйвером рынка. Почему? Рассказывает Андрей Андрусов, заместитель исполнительного директора Центра содействия инновациям в обществе «СОЛь».

Оригинал статьи был опубликован в электронном журнале о благотворительности «Филантроп». Текст — по ссылке.

Образование — бизнес или социалка?

Начну с того, что для меня практически любой образовательный проект — это «социалка», то есть (в нашем определении) деятельность, нацеленная на решение социальной проблемы. Но как только образование становится платным, его начинают воспринимать как бизнес и часто забывают о его социальной природе.

В наших головах не укладывается, что «социальность» проекта не противоречит его «бизнесовости». В образовании это противопоставление наиболее заметно.

Но если социальная направленность школы или колледжа, пусть даже частного, очевидна (они непосредственно занимаются развитием людей, и это всегда социальная история), то как быть с инфраструктурой образования, — платформами, системами проверки знаний и так далее? Являются ли платформы СмотриУчись или Webinar.ru социальными проектами? А Youtube и Skype? С одной стороны, чистой воды бизнес. С другой стороны, на базе этих платформ одни люди обучают других, создавая инфраструктуру и возможность развития; возможность реализовать себя как педагога или ученика. 

И чем дальше мы уходим от непосредственно обучения, тем сложнее говорить «бизнес — не главное», демонстрировать социальное воздействие, на достижение которого нацелен проект в области образования. Агрегаторы курсов, отраслевые СМИ, интерактивные доски, эргономичные парты… Это же тоже образование, тоже «социалка»? И я считаю, что если проект создан для изменения жизни людей, то да.

Две точки зрения

Именно поэтому каждый образовательный проект всегда можно рассматривать с двух точек зрения. Их можно увидеть не только как бизнес, но и как социальную историю, потому что это касается развития людей, инвестиций в человеческий капитал, носителей социальной функции. В этой полярности и состоит специфика социальных инвестиций.

Но чем образование принципиально отличается от производства кресел-каталок для инвалидов? На самом деле — не очень отличается, это тоже инфраструктура. Кто-то может называть ее бизнесом, кто-то — социалкой. Противоречие между социальным и коммерческим в области здравоохранения ещё ярче. С одной стороны, если, например, компания «Моторика» Ильи Чеха делает протезы для детей, польза очевидна. Но всегда находятся те, кто считает, что делать бизнес на людях с инвалидностью — это предел цинизма. 

Важен первичный мотив, и то, как именно проект меняет жизни людей, какую социальную проблему он решает. А со стороны этого не понять. Именно поэтому при работе с социальными предпринимателями Центр «СОЛь» уделяет большое внимание тому, как они артикулируют социальное воздействие своего проекта, чтобы со стороны можно было понять, на какие социальные изменения он нацелен.

Зачем создаются образовательные проекты?

Ответ на вопрос, является ли образование «социалкой» или нет, во многом зависит от мотива автора проекта. Пообщавшись с сотнями предпринимателей в области образования, я делаю вывод, что подавляющим большинством этих людей изначально двигало желание изменить ситуацию в образовании, а не извлечение прибыли. 

Есть две основные причины для запуска своего проекта в образовании. Либо человеку становится понятно, что для его ребенка существующие решения не подходят, надо делать что-то получше, поинтереснее, поудобнее. Либо человек хочет поделиться накопленным опытом и создает свой блог или курс. Чаще всего начинают на энтузиазме, без бюджета, без стратегии. Однако всякий разумный человек понимает, — если в проекте не будет денег, он умрет. Поэтому после создания организаторы ищут возможности развития и заработка (однако, повторим, для подавляющего большинства создателей заработок вторичен).

Благодаря заботе о своих детях были созданы почти все развивающие центры для дошкольников, а на базе популярных блогов —  многие онлайн-курсы и платформы, например, математический блог Mathprofi или блог Pythonworld.

Эта ситуация характерна даже для крупных компаний. Они делают образовательный курс «для себя», а впоследствии открывают его для публики и начинают на этом зарабатывать. Например, Яндекс учил своих сотрудников в своей Школе анализа данных, а теперь на этих курсах может учиться каждый — достаточно открыть Coursera. 

Есть люди, создающие масштабные проекты в образовании, которые изначально строились как бесплатная инфраструктура. Например, Михаил Лазарев создал Интернет-урок, потратил очень много денег на производство онлайн-курсов и оцифровал всю школьную программу с 1-го по 11-й класс (все существующие в стране учебники). Теперь они бесплатно доступны онлайн любому человеку в России. И таких проектов сейчас много. Эта инфраструктура уже создана — благодаря предпринимателям. И воздействие таких людей на общество очень велико. Возможность есть, осталось ей только воспользоваться!

Но даже относительно маленькие проекты в образовании оказывают существенное социальное воздействие. Оно не ограничивается той аудиторией, на обучение которой нацелен проект. Прямое воздействие может быть мизерным. Например, если говорить о частных школах, там учится менее 1% школьников России. Но косвенный эффект заключается в том, что они, во-первых, дают возможность получить другое образование тем, у кого раньше этой возможности не было, а во-вторых, показывают другим предпринимателям, что на этом направлении тоже можно создать экономически привлекательный бизнес.

Откуда берутся деньги?

В какой-то момент автор проекта видит, что его собственные ресурсы заканчиваются. Проект ещё не вышел на плановую прибыль, все накопления съедены, а команда хочет получать нормальную зарплату. В этот момент и появляется запрос на дополнительное финансирование. И люди начинают искать инвестиции. Напомню, что инвестор — это человек, который даёт деньги в обмен на долю в бизнесе и рассчитывает на то, что деньги вернутся в форме дивидендов или в момент продажи доли в 3-4 раза дороже. Плохая новость заключается в том, что далеко не каждый социально ориентированный проект может рассчитывать на многократный рост капитализации или высокие прибыли. Да и у инвесторов бывает стереотип, что социальный проект не может окупаться. Поэтому привлечь их в такие проекты сложно. 

Но хорошая новость заключается в том, что для социально ориентированных проектов доступны не только инвестиции, но и другие источники и формы финансирования: краудфандинг, гранты (пожертвования) и займы. Самые продвинутые организации умеют пользоваться всеми ими одновременно. Существует также множество смешанных форм финансирования, например, конвертируемые займы, возвращаемые гранты, плата за социальный результат… Некоторые из них уже есть в российской практике.

Так вот, именно образовательные проекты, в силу своей близости к коммерческому сектору, первыми тестируют новые финансовые инструменты. Приведу самый распространённый пример. Если организация обучает детей в своих центрах доп.образования, то есть занимается образованием как основным видом деятельности, она по закону должна быть некоммерческой (п.1 ст 22 закона № 273-ФЗ от 29.12.2012). Также она может получать гранты и льготы, которые предоставляет государство. 

При этом управление этой организацией может осуществлять коммерческая компания, например, в форме ООО. И это ООО может получать инвестиции на развитие, которые пойдут на маркетинг и создание новых образовательных центров. Таким образом, «коммерческие» виды деятельности живут в ООО по законам коммерческих организаций, а «некоммерческие» — в НКО. Это разделение очень условно, но бывает необходимо, чтобы обеспечить прозрачность для инвесторов, спонсоров и всевозможных проверяющих.

Касается каждого

Есть ещё одна причина, по которой в образование проникают новые финансовые инструменты. Образование касается каждого в этом мире. Это вписывается как в новую концепцию непрерывного образования, так и в концепцию развития. Получается, что продукты, произведенные такими предпринимателями, касаются всех. В отличие, например, от медицинских продуктов (они более нишевые — кому-то может просто повезти со здоровьем!). А в образовании каждый человек может найти для себя что-то, если проявит интерес. Кто-то — языки, кто-то — основы программирования, дизайн, искусство, кулинария — все, что угодно! Поэтому проекты «откликаются» у инвесторов и меценатов.

В последнее время инвестиции в образование стали очень популярны. Появляется все больше инвесторов, готовых вкладываться в образование, причем не столько для извлечения прибыли, сколько для воздействия на сферу образования, проблемы в которой очевидны. Одновременно увеличивается количество благотворителей, которые готовы давать деньги на социальные и образовательные проекты не только в форме традиционных пожертвований, но и в формах, предполагающих возврат (займы, инвестиции и смешанные формы).

Это меняет систему отношений между источником и получателем денег, но позволяет увеличить социальное воздействие на каждый потраченный рубль. 

Для того, чтобы количество сделок по смешанному финансированию росло, необходимо рассказывать социальным предпринимателям и инвесторам/меценатам о преимуществах таких сделок по отношению к традиционным. Мы стараемся не упускать возможности поговорить об этом на всех мероприятиях, в которых мы участвуем и которые мы организуем сами. 

Чтобы инвесторы/спонсоры и лидеры проектов узнавали друг о друге, Центр «СОЛь» создает карту сообществ тех, кто меняет систему образования (Карта Лидеров инноваций в образованииGam-ma.ru), также мы собираем вместе инновационные проекты (Карта образовательных проектов России), следим за сделками в области образования, ведь именно через эту сферу можно максимально эффективно воздействовать на изменение жизни к лучшему. 

Благодаря этому, мы уже увидели появление огромного количества небюджетных (коммерческих и некоммерческих) проектов в образовании. Причем некоторые становятся столь масштабными, что начинают влиять на то, как работает традиционная (школьная) система. Мы ожидаем усиления этого тренда в ближайшие годы; граница между основным и дополнительным образованием будет размываться. 

Так что если есть проблема, есть и решение. Нужно только найти того, у кого это решение уже есть, и помочь с выведением его на системный уровень. 

5-7 ноября 2019 года Центр «СОЛь» представит эту концепцию на фестивале ImpactFest в Гааге — приглашаем к дискуссии всех заинтересованных!

Подготовила Наташа Полетаева