Как дела? Алла Маллабиу, Айрат Багаутдинов, Татьяна Ковалева

Поздравляем именинников мая, в числе которых — Алла Маллабиу, Айрат Багаутдинов, Татьяна Ковалева.

Алла Маллабиу, 15 мая
Сооснователь проекта
«Я тебя слышу»

Честно признаюсь, моя работоспособность и способность концентрироваться стали снижаться примерно на второй неделе карантина. Я связываю это с социальной депривацией, которая, по исследованиям, может приводить к стрессу и снижению когнитивных способностей.

Так как в стресс и непродуктивность уходить совсем не хотелось, я решила опираться на строгий распорядок дня: вписываю в расписание встречи в Зуме с коллегами, выделяю время на индивидуальную работу, йогу, физическую нагрузку и время на приготовление еды, совершаю обязательные ежедневные прогулки «в положенных местах». Я живу на 14-м этаже, поэтому взобраться наверх по ступенькам сначала было настоящим вызовом, а сегодня уже ежедневное упражнение.

В выходные, наоборот, разрешаю себе спать, читать, смотреть сериалы, ничего не готовить и делать только то, что хочется. Хотя нет, прогулка обязательна и в выходные!

Большая часть наших проектов существует онлайн, поэтому нам не пришлось сильно перестраивать работу. В апреле мы планировали запуск онлайн-курса «Ребёнок с нарушенным слухом в массовой школе» в онлайн-школе «Фоксфорд». Из-за карантина отложили старт на май, ищем варианты безопасной удалённой записи курса.

Я думаю, сейчас наступило время задуматься о том, как быть одинаково эффективными в обоих форматах: оффлайн и онлайн. А ещё мне кажется, что будущее — за партнерствами, основанными на долгосрочных общих интересах. Такие партнёрства будут выживать в кризис и развивать участников внутри.

Многие считают, что кризис — это всегда возможности. Для нас это — толчок переосмыслить стратегию развития и процессы внутри организации.


Айрат Багаутдинов, 25 мая
«Москва глазами инженера»

С удаленным режимом работы я справляюсь очень просто. В «Москве глазами инженера» мы перешли на онлайн-трансляции, делаем онлайн-лекции и онлайн-прогулки — виртуальные экскурсии, как мы их называем. Я сижу и целыми днями работаю, придумываю форматы, лекционные циклы, ищу партнеров, спикеров и веду трансляции. Работы стало в разы больше, чем было, и это драйвит, дает силы и творческую энергию. Ну, дома и стены помогают — я сейчас нахожусь за городом вместе со своей возлюбленной.

Плюс я начал заниматься темами, которыми раньше не удавалось заняться более подробно, прорабатываю лекции. Например, на 9 мая проведу лекцию «Архитектура памяти» — это тема, к которой я давно хотел обратиться. А ко Всемирному дню музеев 18 мая планирую сделать лекцию об архитектуре музеев.


Татьяна Ковалева, 31 мая
Институт тьюторства

Идет 6-я неделя, как мы сидим на карантине, а до него у меня было куплено пять билетов в разные места. Я должна была ехать в Тюменский университет, в Томск и т. д. Оказалось, что жизнь дома и вообще работа онлайн гораздо плотнее, чем работа реальная. В реальном времени я уезжаю в командировку, приезжаю в другой регион и сосредотачиваюсь на региональной работе. А дома возникает иллюзия, — все же дома, всё под рукой, поэтому приходит какое-то безумное количество почты.

Пока разберешь почту, — у тебя вебинар, заканчиваешь вебинар — у тебя опять огромное количество почты… Работа не имеет конца и края. Садишься в 8 утра, смотришь — уже 10 вечера. Потом я поняла: надо составлять план на день, и, что бы там ни было, с 15:00 до 15:30 я хожу или делаю какую-то гимнастику.

Затем, раз в месяц мы стыкуем работу лаборатории и преподавателей магистратуры. Мы редко собирались все месте: кто-то 22-х человек был на занятиях, кто-то в поездках. А тут мы обсуждали магистратуру на следующий год, все вошли в Зум, поговорили, и я предложила: ребята, по-моему, нам надо такие встречи продолжать! Так мы стали и дальше, и ближе друг к другу.

Еще сегодня стало понятно, в чем разница между тенденциями и вызовами. Я сама читала лекции о тенденциях в образовании, цифровизации, индивидуализации, тьюторстве… И вот еще 10 лет назад мы говорили о цифровизации, а тут вот раз —и за неделю освоили. Учителя начали спрашивать, на какие кнопки нажимать, все в Зуме, все чертят, рисуют, выставляют свои презентации. Все пошло-поехало.

Если рассматривать ситуацию исторически, все значительные сдвиги происходят благодаря сложной ситуации: человек мобилизуется и переходит во что-то новое. Сейчас все начали обсуждать, что мы выйдем и забудем всё как страшный сон, все вернутся в школу. Но это не забудется, это будет приобретенным скрытым опытом. И в будущем, мне кажется, обучение станет смешанным (в некоторых контекстах стало понятно, что онлайн-инструменты — лучше, например для личной консультации по предзащите студентов).

Но в целом, если обсуждать, для меня сегодня время испытаний, остановки. А вот у тьюторов — наоборот. Мы всей стране рассказывали, кто такие тьюторы, чем они отличаются от учителя. Всем говорили: учителю надо программу выполнять, а тьютор —это такой специальный педагог, который работает с интересом ребенка, у него есть специальные методики, способы, как подцепить интерес ученика. Сейчас все тьюторы мне звонят и говорят, что по сарафанному радио родители передают друг другу их телефоны, просят позаниматься — за любые деньги (особенно родители, у которых два или три ребенка), просят найти тьюторов для совместных проектов. На нас стали выходить серьезные организации: Озон, школа «Фоксфорд». У родителей появился запрос: осваивать тьюторскую компетенцию, и главное, все поняли: учитель — это одно, а тьютор — совершенно другое.