Публикации

Как сделать донорство модным? Отвечает Руслан Шекуров

Руслан Шекуров — основатель проекта DonorSearch.org, мотивирующего и привлекающего молодых людей к регулярной сдаче крови. В сообществе проекта во ВКонтакте — более 200 тысяч человек, в начале 2022 года DonorSearch получил грант Фонда президентских грантов почти на 6 миллионов рублей. Как НКО потратит эти деньги, насколько донорство популярно у молодых ребят и зачем Руслан — кандидат химических наук — продолжает учиться, он рассказал в интервью Центру СОЛь.

Оригинал публикации вы можете прочитать на сайте «Открытые НКО».

DonorSearch.org — сообщество доноров крови, крупнейший негосударственный некоммерческий проект в России и СНГ, нацеленный на привлечение и мотивацию молодежи к регулярной сдаче крови.

Проект DonorSearch.org работает, чтобы каждый день в центры крови приходило нужное количество подготовленных доноров. Команда проекта применяет для достижения этой цели современные IT-технологии, активно внедряемые бизнесом.

Год основания проекта: 2010
Город: Россия и ближнее зарубежье
Сайт проекта: https://donorsearch.org/
Facebook: https://www.facebook.com/groups/donorsearch
ВК: https://vk.com/donorsearch
Instagram: https://www.instagram.com/donorsearch

Руслан — молодой ученый, научный сотрудник Института органической и физической химии им. А.Е. Арбузова. Живет в Казани, ему 35 лет. 


— Часто ли молодые люди становятся «кадровыми» донорами? Меняет ли активное донорство их жизнь?

— Согласно государственным отчетам, у нас, как и во всем мире, доля молодых доноров снижается; иными словами, донорство становится все менее интересным для молодых людей 18-24 лет. Наша гипотеза в том, что корень проблемы следует искать не в самой молодежи, а в информационном шуме, который ее окружает: в силу того, что донации так редки (в среднем 3-5 раз в год), донорство проигрывает конкуренцию за внимание. 

Сейчас молодежное инфополе и без того забито различными «рилсами» в Instagram, «тик-токами», волонтерскими инициативами и т. д. — от этого у человека вырабатывается просто сумасшедший ритм жизни, и донорство со своим предложением  «давай, поделай что-то 3-5 раз в год» просто не может пробиться сквозь этот информационный поток. К тому же, если говорить объективно, это все-таки не самое веселое дело.

Поэтому мотивировать людей 18-24 лет если не на доминирующую, то хотя бы на важную позицию в донорской деятельности — одно из наших центральных направлений. В принципе, подавляющей части нашей аудитории — от 26-ти до 34-х лет, молодые люди 18-25 лет на втором месте по охватам; суммарно те и другие составляют примерно процентов 70. То есть, мы — организация молодежно ориентированная, и четко понимаем, что пытаться охватить всех доноров в стране не имеет смысла (мы к этому и не стремимся). Потому что людям, которым, допустим, 50 лет, наши «игрульки» могут быть не столь интересны. 

— Зачем вообще донорство нужно молодым людям? Как сделать так, чтобы оно их заинтересовало? 

— Это очень важный вопрос. Согласно мнению ВОЗ, которое мы разделяем, в донорстве крови неэффективно использовать мотив заработка. Следовательно, нам нужно действовать так, чтобы донорство было интересным, веселым, занимательным. Мы не показываем умирающих людей — донорство не про то, что «все умирают», мы ни в коем случае не используем мотив совести. Наш фокус — в том, чтобы рассказать: быть донором — это круто, это ответственно, это сделает тебя более счастливым (и мама может похвалить, например). Из таких соображений мы исходим, когда стараемся делать коллаборации с брендами. 

Важно, чтобы отдельно взятый донор ощущал себя сопричастным коммьюнити молодых, активных, ответственных людей. Во многом именно поэтому мы строим, в том числе, и онлайн-сообщество: так человек знает, где его заметят. Конечно, некоторые рассказывают об этом в соцсетях, мол, я сдал кровь, выложил пост или сторис, меня полайкали и я чувствую себя счастливым — и это тоже здорово на самом деле! 

Но вдобавок к этому мы предоставляем свои особенные возможности, связанные непосредственно с донорством — к примеру, предлагаем активным донорам дать свой совет другим, быть может, только начинающим, потом показываем это в сети. 

— В январе 2022 года вы получили очередной грант Фонда президентских грантов, на что планируете направить средства?

— Если говорить о новом гранте, то его идея появилась, когда мы заметили, что значок «Почетный донор» можно получить только через 40-60 донаций (в зависимости от того, какой тип крови сдаешь). А 40 донаций для молодого человека, особенно привыкшего к быстрым откликам, — это достаточно далеко. На это обычно  уходит около десяти лет, причем если сдавать кровь регулярно. Это далеко, не интересно, скучно. 

Поэтому мы придумали внедрить особый значок — наподобие тех, которые есть в Англии и многих других странах — красивые, металлические, «офлайн», то есть, вещественные значки — допустим, за 20 донаций.  Кроме того, мы планируем добавить любопытные подарки от компаний-спонсоров, чтобы дополнительно «геймифицировать» путь человека к званию почетного донора. 

Поясню: когда молодую мать выписывают из роддома, ее обычно одаривают всяческими пробниками, памперсами и пр., потому что компаниям выгодно показать заботу о детях, материнстве и т. д. И мы хотим, чтобы у нас тоже получилось привлечь какие-нибудь молодежно-ориентированные компании B2C, которые хотят показывать свою вовлеченность в поддержку социально активных граждан — в конце концов, это хороший способ выделиться среди коллег по рынку. Иными словами, мы хотим, чтобы у нас был не просто значок, а значок плюс какие-то «фишечки». 

Мы пытаемся выстраивать наше коммьюнити и активность через поощрение людей, у которых есть донации. В Советском Союзе человек сдавал кровь, получал звание почетного донора, какие-то привилегии, но при этом был, грубо говоря, сам по себе. Сегодня мы выстраиваем особый сервис, который так или иначе находится рядом с донором всё время его донорской активности; поддерживает, предлагает всяческие бонусы, приглашает участвовать в различной интересной движухе. Это могут быть значки, марафоны, или, например, услуги такси (когда такси бесплатно возили доноров в больницу во время локдауна — мы делали это с Яндекс.Go, Gett, Ситимобил).

Наша основная задача: создавать что-то любопытное, чтобы пробиваться сквозь информационный шум — будь то посредством коллабов с партнерами или с помощью каких-то иных поощрений. Через истории, которые мы постоянно рассказываем, о тех, кого спасли донации: это тоже важно, потому что во время сдачи крови человек вытягивает свою руку, его кровь куда-то уходит, а что происходит с ней потом — реального представления нет.

Поэтому мы продолжим создание спецпроектов в теме донорства, которые в интерактивной, игровой форме рассказывают об истории донорства, отвечают на частые вопросы и проясняют заблуждения в теме. Вот пример прошлого спецпроекта Дня донора с охватом свыше 100 тыс. человек.

— Сколько человек в вашей команде?

— Ядро состоит из 5-10 человек с разным уровнем вовлеченности, от фултайм до частичной помощи. Очень здорово, что пока развивается DonorSearch.org, развивается и его команда. Когда я только начинал, то, как основатель проекта, был вынужден сидеть в одиночку, что-то там придумывать, пытаться найти исполнителей... Сейчас моя задача как директора заключается, скорее, в том, чтобы обеспечить всех ресурсами, нетворкингом, договоренностями. Круто, что команда внутри проекта уже сама генерирует какие-то идеи, которые я потом (как фандрайзер) транслирую в заявках. Иными словами, теперь прояснился определенный путь, которым мы идем. 

Понятно, что идем пока неустойчиво, от гранта к гранту. Но я очень надеюсь, что в 2022-м году мы сможем найти партнера или партнеров, которые помогут закрыть административные расходы, чтобы развернуть полноценную деятельность — для этого нужно взять всех на ставку, на хорошую, адекватную зарплату. Проект у нас изначально всероссийский и рассчитан и на СНГ, и задачи мы решаем большие. К этому очень хочется прийти, и мы всячески призываем крупный бизнес в этом поучаствовать. Предложений для бизнеса у нас очень много!

— Вы — кандидат химических наук, но продолжаете учиться — на программе «Эволюция» (программа развития интегрального лидерства и персональной зрелости). Почему это важно для вас?

— Обучение на программе «Эволюция» я получил как финалист ежегодного Конкурса СОЛь, призами в котором является обучение на различных интересных программах в России (в том числе в Сколково) и за рубежом. Своим участием я стремился решить сразу несколько задач: как основателю проекта и, на данный момент, директору по фандрайзингу, мне очень важно выходить на ресурсы, другие компании, расширять круг знакомств, развивать нетворкинг. Кроме того, мне импонирует сама тема измерения импакта, или социального воздействия — в том числе, этим занимается команда Центра СОЛь. Поэтому для меня конкурс был возможностью заявить о DonorSearch, показать его экспертам по управлению импактом, выстраиванию социального маркетинга, увидеть его более системно — какова его роль в экосистеме, которая может стать ключом к его устойчивости, и более масштабным изменениям в среде. Получить от них обратную связь, а также попасть в сообщество, где я смогу лучше разобраться с темой импакта, или социального воздействия. 

Мне нравятся призы, которые получают финалисты. Правда, я больше присматривался к обучению на программе Ashoka Visionary Program и практикуму МШУ Сколково, но программа «Эволюция», которую в итоге я получил, тоже оказалась очень прикольной, про нетворкинг в том числе. Участие в «Эволюции» приучает к рефлексии о том, где я нахожусь, какие эмоции испытываю и как они мною управляют. Пока прошло только два модуля — к июлю 2022 года смогу рассказать лучше. Кроме того, любая победа — это имиджевая история, особенно в случае некоммерческого рынка, потому что на самом деле он не такой большой, каким может показаться. 

Конкурс СОЛь — это нетворкинг не столько даже в плане ресурсов, сколько по части верификации адекватности моей личной и команды проекта в глазах экспертов, которые неизбежно пересекаются в некоммерческом секторе. Это многогранный, для меня по крайней мере, процесс доступа к новым людям и знакомствам.


Беседовал Всеволод Муронец.


Конкурс СОЛь 2022